Мировой фармацевтический рынок в 2016 году: «в бурных водах»

(продолжение) Рассмотрим ситуацию, сложившуюся у отдельных лидеров, более подробно.

1. Pfizer

Американская компания Pfizer не смогла закончить 2016 год как планировалось. Планируемый выкуп компании Allergan не состоялся, так как американские власти ужесточили налоговое законодательство и практически закрыли налоговую лазейку, которую Pfizer хотела использовать путем перебазирования штаб квартиры компании в Ирландию. Несмотря на эту неудачу, Pfizer удалось увеличить оборот компании на 5% и с оборотом 52,82 млрд долларов США вернуться на первое место в списке ведущих фармацевтических компаний. Этот прирост был достигнут благодаря росту продаж таких препаратов как Ibrance, Lyrica, Eliquis Xeljanz и Xantix, продажи которых выросли на 2,8 млрд долларов США. При этом только продажи противоракового препарата Ibrance выросли от 723 млн в 2015 году до 2,14 млрд долларов СЩА в 2016 году. Pfizer и в 2016 году продолжала свою агрессивную политику, направленную на приобретение чужих активов. За сумму 14 млрд долларов США была приобретена американская компания Medivation, и тем самым Pfizer получила препарат Xtandi для лечения рака простаты. Выкуп компании Anacor дал компании Pfizer препарат Eucrisa для лечения тяжелых кожных заболеваний. Последним шагом было укрепление ассортимента противоинфекционных препаратов путем купли ассортимента антибиотиков от компании AstraZeneca. Pfizer получил таким образом права на три уже зарегистрированные антибиотика, а именно Zavicefta (ceftazidime+avibactam), Merrem (merepenem), Zinfara (ceftaroline fosamil) и на две субстанции, еще находящиеся в стадии разработки. По словам руководства компании Pfizer: «Выкупленный от компании AstraZeneca ассортимент антибиотиков комплектует и расширяет наше предложение в этом интересном и перспективном секторе фармацевтического рынка и содержит в себе значительный потенциал для роста оборота нашей компании». После смены президентской власти в США Pfizer снова надеется на смягчение налогового законодательства, что путем возврата зарубежных денежных средств дало бы Pfizer еще больше возможностей для дорогих приобретений.

2. Roche

Швейцарская компания Roche и в 2016 году сумела выдержать темп роста. Продажи концерна выросли на 4%, а оперативная прибыль на 7% на базе постоянных курсов. Roche и впредь ставит на внутренний органический рост и собственные разработки. Несмотря на то, что блокбастеры Avastin и Herceptin уже теряют динамику, именно на эти «устаревшие блокбастеры приходится 53% (21,5 млрд долларов США) продаж по рецептурным препаратам. Риск угрожает компании со стороны биосимиляров. Такие производители генериков, вернее биосимиляров, как американская Mylan и швейцарская Sandoz, зарегистрировали в Европе свои биоаналоги и начинают успешно отбирать обороты у бывшего монополиста. Но компания Roche уже подготовила свой ответ и стала комбинировать на терапевтической практике свои препараты, например, Herceptin/Perjeta. Roche продолжает быть во главе инноваторов рынка. Второй ответ — это нововведения. В 2016 году компания Roche внедрила на рынок 4 новых лекарственных препарата и 9 средств диагностики. Такие препараты как Tecentriq, Ocrevus и Venclexte содержат в себе потенциал миллиардов продаж.

3. Novartis

Швейцарская компания Novartis и в 2016 продолжала бороться со своими внутренними проблемами. В результате продажи в 2016 году упали на 2%, а чистая прибыль на 7%. Приобретенный от Glaxo-SmithKline онкологический ассортимент не так быстро покажет нужные результаты. Различные структурные изменения еще не оправдались. Новые приобретенные препараты еще не в состоянии компенсировать потери в результате патентного обвала, как, например, на препарат Gleevec (-28% продаж). Офтальмологическое подразделение Alcon не смогло выйти из кризиса и показало убытки в размере 120 млн долларов США. Руководство компании Novartis открыто говорит о возможном выделении данного подразделения из концерна. Из-за того, что такие нововведения, как кардиологический препарат Entresto, отстают от ожиданий по продажам и генерическая конкуренция отвоевала значительные рыночные доли у бывших блокбастеров, Novartis фокусирует свои научные разработки на избранные проекты, такие как Ribociclib, Consentyx и биосимиляры, которые продвигает генерическое подразделение Sandoz. Новый управляющий директор Joseph Jimenez должен еще показать, что предпринятая реструктуризация компании приносит нужные хозяйственные результаты.

4. Johnson & Johnson

Американский гигант J&J продолжает делать ставку на развитие подразделения Фарма и безрецептурного бизнеса. В 2016 году доля этих подразделений в обороте компании выросла и составила 68%. При этом Фарма выросло на 6,5%, а безрецептурный бизнес на 2,7%. Данный прирост был достигнут за счет роста новых препаратов, а именно противоопухолевого препарата Imbruvica, продажи которого выросли до 12 млрд долларов США, то есть на 86%. С выкупом швейцарской биотехнологической компании Actelion в 2016 году J&J добавил интересный ассортимент новейших кардиологических препаратов — новые молекулы Opsumit и Uptravi, которые содержат в себе продажный потенциал в размере 1 млрд долларов США. Большой потенциал имеет первый ингибитор БТК; аналитическая компания прогнозирует его продажи в 2022 году на 8 млрд долларов США.

5. Sanofi

Французская компания Sanofi стартовала в 2016 году с рядом нерешенных вопросов. Новый управленческий директор г-н Brandicourt вел свой первый хозяйственный год и должен был доказать, что разработанная им новая стратегия приносит ожидаемые результаты. Уровень продаж в 2016 году упал по сравнению с 2015 годом на 0,44%. Компания провела ряд мероприятий, направленных на снижение кооперативных затрат, в том числе сокращение рабочих мест. Была завершена трансакция по обмену активов с немецкой компанией Boehringer Ingelheim (ветеринария на безрецептурный бизнес). Новые препараты, такие как Praluent и Dengvaxia, не оправдали ожиданий, и их продажи оказались ниже прогнозов. Sanofi последовательно фокусируется на отдельные бизнес-сегменты. К концу 2016 года компании Sanofi и Boehringer Ingelheim завершили свою сделку по обмену бизнес подразделений.

6. Merck

Американская компания Merck и в 2016 году показала рост продаж на всего лишь 1%. Управляющий директор компании Кen Fraizer объяснил это следующим образом: «Мы сейчас работаем в обстановке полной неясности и уязвимости, особенно это касается политической и экономической ситуации в США». Несмотря на такие высказывания, препараты компании демонстрируют определенный рост: Januvia вырос в 2016 году на 2%, Gardasil — на 13%. Однако, такие препараты как Remicade, Singulair, Isentress, Zetia и недавно приобретенный Cubicin упали из-за генерической конкуренции. Merck с помощью продажи своего безрецептурного подразделения планировала избавится от рисков данного сегмента, но путем одностороннего фокусирования приобрела риски из другого сегмента рынка.

7. GlaxoSmithKline

У Британского фармацевтического флагмана после реструктуризации и очистки ассортимента остались три основные бизнес-сегмента, а именно: инновационные рецептурные препараты, вакцины и безрецептурные препараты. Подразделение Фарма выросло до оборота 16,1 млрд фунтов стерлингов, что означает рост на 3%. Однако именно в этой области GSK ждут еще последствия патентного обвала. В фокусе по этому вопросу стоит противоастматический препарат Advair (fluticasone propionat). Если в 2016 году данный препарат еще продавался на 1,83 млрд фунтов стерлингов, то рыночные эксперты ожидают в текущем году снижение продаж до 1 млрд фунтов стерлингов. Подразделение вакцины демонстрировало рост на 14% и достигло уровня продаж 4,6 млрд фунтов стерлингов. Совместная со швейцарской Novartis компания по безрецептурным препаратам достигла продаж в размере 7,2 млн фунтов стерлингов, что на 9% больше чем результат 2015 года. Этот рост опирался в основном на такие хорошо известные бренды как Sensodyne, Voltaren и Panadol. Несмотря на достигнутые положительные результаты, британская компания должна в будущем доказать, что фокусирование на три сегмента было правильным выбором для гарантированного будущего развития.

8. AstraZeneca

Несмотря на все предпринятые меры и в 2016 году британская компания не смогла приостановить дальнейшее снижение оборота на 7% до 23 млрд долларов США. AstraZeneca продолжает страдать от патентного обвала препаратов Nexium и Crestor и падающих продаж препаратов Symbicort и Advair на американском рынке. AstraZeneca развивает создание так называемых платформ роста (Growth Platforms) и прощается с, на их взгляд, нерентабельными препаратами. Итак в 2016 году AstraZeneca продала свой портфель по антибиотикам американской компании Pfizer за 1,5 млрд долларов США. В данный момент такая решительная политика приведет даже к снижению общего оборота компании, так как продажи AstraZeneca фокусируются на препаратах и инновациях для лечения онкологических, диабетических и респираторных заболеваний и развиваются с разным успехом, таким образом, пока не оправдывая ожидания. Однако управляющий директор компании г-н Pascal Soriot уверенно проводит свою политику фокусирования на сегменты. Самые большие надежды лежат на новом поколении онкологических препаратов, базирующихся на иммунологическом принципе лечения.

9. Bayer Healthcare

Как и в 2016 году подразделение Фарма у компании Bayer оказалось главным двигателем развития концерна в целом. Продажи рецептурных препаратов выросли на 8,7%, а безрецептурное подразделение показало рост на 3,5%. Показатель «чистая прибыль» продемонстрировал еще большую динамику — увеличение на 12% — и достиг уровня 20,6%. Такой показатель ставит компанию Bayer в один ряд с ведущими европейскими производителями, такими как Novartis (22,8%) и Sanofi (19,3%). Среди препаратов отличились: ингибитор свертывания крови Xarelto (+31%), препарат для лечения возрастной макулярной дегенерации Eylea (+33%) и противозачаточный препарат Mirena (+8,8%). По-другому выглядит ситуация в подразделении безрецептурных препаратов. Когда проверенные бренды компании Bayer, такие как Aspirin (2,4%), Bepanthen (9,2%) и Aleve (2,1%) все-таки продолжают расти, а новоприобретенный в 2014 году от американской компании Merck за 11 млрд долларов США безрецептурный ассортимент никак не оправдывает ожиданий по продажам. Продажи лидера данного ассортимента препарата Claritin в 2016 году упали на 2,6%, препараты из ассортимента бренда Dr. Scholl продавались на 7% меньше чем в предыдущем году. Так как спад продаж продолжался и в первом квартале текущего года, Bayer уже учел в своем балансе 160 млн евро в качестве амортизации. Cкладывается впечатление, что Bayer существенно переплатил в свое время Merck за безрецептурный ассортимент. Однако больше всего волнует акционеров и инвесторов факт приобретения американского аграрного гиганта Monsanto за гигантскую сумму 66 млрд евро. Ведущие аналитики рынка опасаются, что данная сделка: «ограничивает возможности Bayer развивать свой фарма бизнес», «оттягивает нужные ресурсы от фармподразделения», «у Bayer нет достаточно средств, чтобы инвестировать в оба подразделения», «сделка по выкупу Monsanto значительно ослабляет возможности роста для Bayer в фармацевтической области». Действительно, ставится вопрос, как Bayer планирует мобилизовать нужные средства для поддержания текущих продаж и финансирования новых инновационных разработок в своем фармацевтическом подразделении, которое на сегодняшний день дает нужную ликвидность для развития химического концерна в целом.

10. AbbVie

Американская компания AbbVie в 2016 году демонстрировала рост продаж на 12% (25,56 млрд долларов США). Большую долю в этом занимает самое продаваемое в мире лекарственное средство Humira (аdalimumab), продажи которого выросли в 2016 году на 14% и достигли уровня 16 млрд долларов США. Один препарат, а именно Humira, отвечает за 60% оборота всего концерна AbbVie. Только еще два препарата — Imbruvica (1,8 млрд) и Viekira (1,5 млрд) — перешагнули барьер 1 млрд долларов США. При этом нужно учесть, что противоопухолевый Imbruvica (ibrutinib) добавился к ассортименту компании только в 2015 году в результате выкупа компании Pharmacyclics. В целом управляющий директор компании г-н Richard Gonzalez подвел следующий итог: «То, что компания покажет по продажам и по прибыли, можно назвать показательным для всей отрасли». Однако по-видимому все зависит от того, как долго AbbVie сумеет поддержать продажи блокбастера Humira на нужном уровне.

11. Teva

2016 бизнес год нельзя назвать самым успешным в истории израильской компании Teva. Продажи выросли от 20 млрд долларов до 21,9 млрд долларов США, значит на 9,5%. Компания закрепила свою лидирующую позицию среди генерических производителей путем завершения процесса выкупа генерического ассортимента у ирландской компании Allergan (бывший Actavis) за 40,5 млрд долларов США. В 2016 году Teva удалось удержать на плаву свой топ-сейллера оригинальный препарат Copaxone — который обеспечивает почти 20% продаж и 44% прибыли компании. Его продажи стабилизировались на уровне 4,2 млрд долларов США. Однако компания не реализовала поставленные перед собой бюджетные цели роста. А именно, достижение этих целей понадобится компании, чтобы покрыть долговые обязательства, которые возникли в результате огромных приобретений последних лет.

12. Gilead

После того, как американская компания Gilead шокировала в течение нескольких лет конкурентов головокружительными темпами роста, уже второй год подряд она не в состоянии демонстрировать рост продаж. Оборот компании в 2016 году упал с 32,15 млрд долларов до 30,39 млрд долларов США. Причиной этого явился спад блокбастеров продаж компании, а именно препаратов от гепатита С Sovaldi (sofosbuvir) и Harvoni (ledipasvir + sofosbuvir) продажи которых упали в 2016 году на 34% и 33% соответственно. Данный спад был обусловлен появлением конкурентных препаратов и снижением продажной цены на 50%. Исходя из сложившейся ситуации, следует ожидать в 2017 году дальнейшее разочарование вплоть до 24 млрд долларов. В запасе разработок компании есть несколько субстанций, обещающих большие перспективы продаж, но это дело будущего. Текущая ситуация оказывает огромное давление на руководство компании в плане поиска компенсации сегодняшних потерь путем приобретения новых потенциальных активов. Следует ожидать, что компания Gilead будет гиперактивной на рынке слияний и поглощений.

13. Amgen

Американский лидер в области биотехнологии и в 2016 году показал рост продаж на 6% до почти 23 млрд долларов США. Большого прогресса достигла компания в области расширения показаний и территорий регистрации на свои препараты Parsabiv, Romosozumab и Erenumab. В области биосимиляров Amgen, с одной стороны, атакует такие оригиналы, как блокбастер Humira от американской Abbvie, а с другой стороны защищается от атак других, как например свой блокбастер Enbrel от биосимиляра швейцарской Sandoz. Именно топ-сейлеры Epogen, Neilasta и Enbrel от Amgen ожидают в будущем большие проблемы со стороны конкуренции биосимиляров и значительного снижения ценового уровня. В отдельных случаях эти дела решаются в судебном порядке с неизвестным исходом. Все это управляющий директор компании г-н Robert Bradway выразил следующим высказыванием: «Снижение уровня продаж по нашим установленным препаратам частично начинает снижать рост оборота по нововведениям».

14. Eli Lilly

Американская традиционная компания, несмотря не все существующие проблемы, смогла в 2016 году увеличить оборот на 6% до уровня 21,22 млрд долларов США. Такие лидеры по продажам компании, как препараты Humalog, Cialis и Alimta, благодаря приложению больших усилий, отстояли свои рыночные позиции и в 2016 году. В скором будущем у таких топ-сейлеров компании, как Cialis, Strattera и Effient, которые на сегодняшний день приносят продажи в размере 1,5 млрд долларов США, закончится патентная защита. Однако, у компании есть достаточный запас по новым препаратам, которые уже в 2016 году дали оборот в размере 2 млрд долларов США. Вопреки этому, компания готовится к будущим возможным сценариям и сократила 485 рабочих мест в США.

15. Bristol-Myers Squibb

Американская компания сумела увеличить оборот на 17%. Это удалось вопреки тому, что доходы от продаж препаратов Abilify и Erbitux на американском рынке вернулись, как было оговорено по контракту, к японскому партнеру. Абсолютным лидером продаж является иммуноонкологический препарат Opdivo (nivolumab). Продажи этого препарата выросли на 3,774 млрд долларов США. Другие драйверы роста — это противовоспалительный препарат Orencia (2,265 млрд долларов США) и препарат Sprycel (1,824 млрд долларов США) для лечения лейкемии. Однако, Bristol-Myers Squibb вынуждена констатировать и ряд неудач: препарат Opdivo (nivolumab) не прошел клиническое испытание на расширение показаний на рак легких и демонстрировал явные недостатки по сравнению со своим главным конкурентом препаратом Keytruda. Bristol-Myers Squibb в результате отказался от запланированного терапевтического использования в комбинации со своим препаратом Yervoy. Этот факт привел к значительному снижению прогноза продаж на 2017 год и уменьшению рыночной капитализации компании: (-35 млрд долларов США). Озабоченность акционеров сразу выразилась в назначении г-на Carl Icahn, опытного менеджера по сделкам слияний и поглощений, членом правления компании. Существует не много компаний, которые были бы в состоянии осуществить такую операцию, как приобретение компании Bristol-Myers Squibb. Аналитики уже видят на горизонте очередную мега-сделку. Потенциальные инвесторы как Pfizer, Roche и Novartis уже готовы тратить нужные средства. Но по словам аналитиков активы компании Bristol-Myers Squibb стоят затрат на приобретения до 100 млрд долларов США. Рассмотрим самые большие сделки на рынке слияний и поглощений в 2016 году (Табл. 4).

В 2016 году ситуация на рынке слияний и поглощений отличалась от 2015 года значительно уменьшенной динамикой. Если объем сделок в области фармацевтической промышленности достиг в 2015 году 188,9 млрд долларов США, то в 2016 году он снизился до 98,7 млрд долларов США. Число сделок упала от 283 в 2015 году до 184 в 2016 году. После налогового поражения для американской компании Pfizer в борьбе за Allergan инвесторы отошли от мега-сделок и сфокусировались на более мелких сделках. Свою роль сыграла и избирательная кампания в США, в течение которой оба кандидата обещали внедрение более строгих мер по контролю ценовой политики и хозяйственной деятельности фармацевтических компаний. В общем можно сказать, что в 2016 выделились в политике фармацевтических компаний в области слияний и поглощений два направления:
  1. Закупка инноваций, необходимых для достижения запланированного роста.
  2. Сратегический менеджмент продуктового портфеля.
  Анализируя первое направление, можно видеть, что крупные игроки рынка приобретают активы в самых перспективных сегментах, а именно онкология, вакцины, дерматология, орфанные лекарства. Для иллюстрации второго направления, а именно обмена активов, можно привести пример сделки Sanofi/Boehrnger Ingelheim. Французская компания Sanofi укрепила свое подразделение по безрецептурным препаратам и увеличила продажи в данном сегменте до 4,9 млрд евро. Boehrnger Ingelheim c приобретением, доведя продажи своих ветеринарных продуктов до 3,8 млрд евро, становится одним из ведущих игроков в этом сегменте рынка. Именно эта цель стоит за такими видами сделок: выйти в лидеры рыночного сегмента и таким образом мобилизовать рыночные рычаги для улучшения результатов общей хозяйственной деятельности. Уже сейчас активизировалась гонка за немецким производителем генериков компанией Stada. Со второй половины прошлого десятилетия инвесторы старались выкупить одного из ведущих игроков немецкого рынка генериков. Novartis приобрел в 2006 году немецкий Hexal, а в 2009 году Teva использовала временные финансовые трудности семи хозяев для поглощения компании Ratiopharm. Если раньше иностранные конкуренты боролись за доступ на этот сектор немецкого фармацевтического рынка, то сейчас в бой вступили финансовые инвесторы. В 2016 году Stada осталась с годовым оборотом 2,1 млрд евро и чистой прибылью 85,9 млн евро, а также хорошей рыночной позицией в Германии, России и на Балканах. Все началась с того, что самый крупный акционер компания AOC добивалась ухода президента наблюдательного совета г-на Abend и председателя правления г-на Retzlaff, которые были ярыми противниками любого приобретения. В феврале текущего года два американских финансовых инвестора дали свои предложения Американской инвестиционной компании. Advent International и Permira готовы платить акционерам 58 евро за акцию, что означало бы, что инвестор платит 3,6 млрд евро за Stada. Другой финансовый инвестор — британская инвестиционная компания Cinven/Bain — чуть раньше предлагала 56 евро за акцию. Оба предложения не устраивали руководство Stada и руководство компании в одностороннем порядке прервало переговоры и объявило последний срок для подачи более привлекательного предложения. В конце концов 7 апреля инвестиционная группа Bain/Cinven вышла со следующим предложением: 65,28 евро за акцию и 0,72 дивиденда на 2016 год. Это значит, что инвестор предлагает сумму в размере 5,3 млрд евро за приобретение компании Stada. Это предложение было принято руководством Stada. Сейчас осталось еще одобрение предложения не менее 75% акционеров Stada. Следует отметить, что в лице компании Cinven/Bain первый раз на немецком фармацевтическом рынке стремится к успеху инвестиционная финансовая группа, которая в будущем вполне может снять Stada с биржевой котировки и проводить фирменную политику по своему усмотрению. Несмотря на ряд договорных гарантий о продолжении предпринимательского развития, компании Stada никто не может гарантировать на будущее, что компания Cinven/Bain не будет действовать, как обычный финансовый инвестор, разделять на части и продавать по более высокой цене. В конце июня появилось сообщение о том, что даже после продления срока до 22 июня текущего года компании Cinven/Bain в лице своей компании Nidda Healthcare не удалось набрать минимальное число акционеров 67,5%. Это означает, что данное предложение было отклонено. По-видимому, у акционеров Stada преобладали выше упомянутые опасения или они надеются на более выгодное предложение. На днях сообщилось, что компания Cinven/Bain планирует улучшить свою финансовую офферту и подает предложение снова. Увлекательная история продолжается.

Резюме

В 2016 году мировой фармацевтический рынок продолжал динамично расти. Несмотря на вялую рыночную динамику, такие традиционные основные региональные фармацевтические рынки, как Северная Америка, Япония и Западная Европа, в силу своей проверенной годами системы здравоохранения и устойчивых систем страхового лекарственного обеспечения, доминируют мировой рынок и определяют основные направления его инновационного развития. Однако, такие страны как Китай и другие «Pharmerging Markets» набирают темпы и с каждым годом сокращают отставание и добавляют рыночную долю. Интересно рассматривать, какие именно терапевтические группы лекарств определяют и будут определять будущее развитие фармацевтической отрасли. Смотря на спектр будущих препаратов, нужно отметить, что именно биотехнологические субстанции и их аналоги (биосимиляры), открывая дорогу к персонифицированной медицине, становятся основным драйвером развития отрасли. Стоит выделить такие терапевтические группы, как противоопухолевые, противовирусные, противоревматические препараты и вакцины. Фармацевтический рынок, как и ранее, развивается в сложных экономических условиях — меняющихся условиях. Главные направления этих изменений следующие:
  • Патентный обвал на ключевые продаже образующие препараты многих ведущих компаний.
  • Инновационные терапевтические решения и концепции, в основном базирующиеся на биотехнологических препаратах.
  • Новые персонифицированные и дорогие методы ранней диагностики и терапии.
  • Новые формы компенсации лекарственных нужд и новые методики определения уровня и размера компенсации.
  • Многоканальные формы сбыта фармацевтической продукции, отличающиеся от традиционного пути реализации лекарств, и появление новых субъектов рынка.
  • Сам пациент становится всеобъемлющим, информированным и принимает больше и больше самостоятельных решений.
Большинство крупных фармацевтических компаний находится в сильной зависимости от успеха продаж лишь нескольких препаратов-блокбастеров. Эти препараты выходят из патентной защиты. Мгновенно появляется генерическая конкуренция, что приведет к драматическому падению продаж. Компании, которые хотели выйти из данной дилеммы путем перехода на разработку и внедрение на рынок биотехнологических препаратов, сталкиваются с той же проблемой в лице биосимиляров. Все-таки на эти новые явления фармацевтические компании обязаны ради выживания реагировать. Можно выделить ряд главных направлений, с помощью которых ведущие фармацевтические компании стремятся приспосабливаться к новым тенденциям развития медицины и фармацевтической отрасли:
  • Фокусирование научно-исследовательских работ на терапевтические группы с наибольшим потенциалом будущего роста.
  • Развитие разных форм кооперирования в сфере разработки новых молекул.
  • Усиление сбытового аппарата в перспективных регионах, например, «Pharmerging Markets».
  • Очистка ассортимента в форме обмена активов с целью фокусирования на перспективные рыночные сегменты и достижение господствующей позиции в данном сегменте.
  • Объединение усилий в форме создания совместных компаний как, например, в сегменте безрецептурных препаратов.
  • Агрессивное приобретение перспективных активов других компаний или целых перспективных компаний.
  • Центральным стержнем в процессе дальнейшей консолидации отрасли останется процесс слияний и поглощений.
Если анализировать процесс консолидации в отрасли именно в 2016 году, то можно выделить следующие основные черты:
  • Целенаправленное приобретение ассортиментов из самых перспективных терапевтических групп.
  • Целенаправленное расширение территорий сбыта.
  • Продажа неперспективных с позиции продавца продуктовых ассортиментов.
  • Целенаправленная диверсификация и приобретение сопутствующих ассортиментов с потенциалом продаж.
  Однако аналитики рынка единодушно утверждают, пока в США не прояснится ситуация с ценообразованием на лекарственные средства, налогообложением и судьбой системы доступного медицинского обслуживания, введенной бывшим президентом, ожидать значительного подъема на рынке слияний и поглощений не приходится. В заключении можно сказать, что, несмотря на все позитивные сдвиги, фармацевтическая промышленность еще находится «в бурных водах».